Пресса о клубе

Сергей Королев: «У молодежи на первом месте любовь к хоккею, а не деньги»

19 августа 2015г.
 - Последнее время я работал на административной должности в КХЛ, в Нижнем Новгороде. Это был совершенно новый опыт, но я успел соскучиться по тренерской работе. В Смоленске очень интересный проект, с огромными перспективами. Когда приехал и увидел базу, где тренируется команда, понял, что у «Славутича» большое будущее. С Сергеем Васильевичем Барковым мы давно друг друга знаем. Приятно наконец поработать вместе. Хочется также поблагодарить Дмитрия Максимова: плоды труда предыдущего тренера видны невооруженным глазом. Ему и руководству клуба удалось выстроить в Смоленске отличную хоккейную вертикаль. Здесь просто приятно работать - ничто не отвлекает от хоккея, во всем профессиональный подход, не нужно ни с кем спорить, решать какие-то бытовые проблемы. Требуется просто грамотно распределить время, чтобы подготовиться к сезону.
 
- Задачи, подобные той, что предстоит решать в Смоленске: за два месяца создать команду из молодежи практически с нуля, - вам уже приходилось решать?
 
- Можно сказать, что да. Я прошел всю хоккейную вертикаль, много работал с юношами. И с 13 -14-летними, и с теми, кто постарше, - около пяти лет тренировал фарм-клуб. Практически каждый сезон там полностью обновлялся состав, один выпуск уходил, другой приходил. Сталкивался с подобной ситуацией и работая в белорусской Экстралиге.
 
В одном из сезонов, придя главным тренером в «Витебск», должен был решить задачу попасть в «восьмерку». При этом клуб не обладал большими возможностями, а я принял команду по ходу сезона, когда отрыв от зоны плей-офф составлял 18 очков. Буквально через месяц, выжав максимум из того состава, нам удалось приблизиться к восьмому месту на расстояние четырех очков.
 
Понимание того, какие шаги нужно предпринять, есть, опыта хватает, в профессии я уже все-таки двадцать лет. В то же время осознаю, что любой тренер назначается под задачи, никто не будет терпеть поражений. Это соревнование, результат определяет все. Если команда терпит неудачу, виноват тренер. Не показываешь результат, уступи дорогу другому - это нормальная практика, ничего плохого в этом нет.
 
- Вы много работали с молодежью. Чем интересна именно эта сфера?
 
- В работе с молодежью меня привлекает отсутствие меркантильности со стороны подопечных. Финансовая сторона важна для более опытных игроков, которые уже начинают задумываться о будущем после завершения карьеры хоккеиста, о семье. Для молодежи на первом плане - спортивная мотивация. Им хочется побеждать, им нужно что-то доказывать. Приятно, что руководству «Славутича», да и другим клубам лиги, удалось столкнуть эту глыбу.
 
Ведь проблема существовала уже давно, я лично был свидетелем того, как очень много игроков терялось при переходе из МХЛ во взрослый хоккей. Вкрапления молодежи придают нашей лиге азарта. У юношей еще есть любовь к хоккею, а деньги у них не на первом плане.
 
Этот переходный период сложен, но в то же время достаточно интересен. Понимаю, что нам нужно работать быстро и точечно, на обучение хоккеистов нет времени. Необходимо грамотно подобрать людей по многим параметрам, чтобы создать боеспособный коллектив. Расставание с хоккеистами всегда происходит болезненно, поэтому, как главный тренер, всегда беру это на себя. Молодые люди только вступают в жизнь, им нужно давать надежду, всегда обязательно объяснять, над чем необходимо работать. Главный тренер должен говорить такое в глаза.
 
- Педагогическое образование помогает в тренерской работе?
 
- Безусловно. Учился в педагогическом на дневном отделении и полностью прошел всю программу. Помимо знаний, которые дает это образование, в том числе и работа с коллективом, и знания основ воспитания, важна общая эрудиция. Сейчас молодежь очень продвинутая, и нужно ориентироваться в той жизни, которой она живет: в музыке, слэнге. Если ты не понимаешь «фэйсбуки», «вай-фаи», они не принимают тебя за своего, чувствуя, что ты отстаешь.
 
Тренер должен быть интересен подопечным как личность. Педагогическое образование дает и общую культуру. Нельзя постоянно заниматься диктатом, надо как-то обосновывать свои приказы, а для этого необходимо знать основы медицины и других наук.
 
Я начал учиться уже в сознательном возрасте и не прекращаю этот процесс до сих пор. Прошел и советскую школу, у меня было много хороших наставников. В Нижнем Новгороде работал с учеником великого Тарасова - Александром Николаевичем Флоровым, который, к слову, был выпускником СГИФКа и игроком смоленского «Буревестника». К сожалению, он рано ушел из жизни… В ВШТ пошел учиться, когда понял, что хоккей сильно поменялся.
 
В последнее время имел возможность наблюдать за работой Петериса Скудры (главный тренер нижегородского «Торпедо» в КХЛ. - Прим. ред.). В спорт пришли информационные технологии, очень много работы с компьютером. Тренер должен совершенствоваться постоянно, ведь обновление хоккея происходит без остановки.
 
- В составе «Славутича» сейчас несколько хоккеистов из «Молота-Прикамья», все ли они попадут в заявку на сезон?
 
- С «Молотом» заключен договор о спортивном сотрудничестве. К нам на просмотр приехали 10 человек. Сами решаем, подходят они нам или нет. Никаких обязательств, что они гарантированно попадут в заявку и будут играть, нет, действует только спортивный принцип: в составе будут сильнейшие.
 
То, что с «Молотом» идет взаимный обмен игроками, полезно всем. Особенно для хоккеистов 1994 года рождения. Сейчас они оказались в подвешенном состоянии - в МХЛ играть уже не могут, для ВХЛ еще не созрели. Вообще переход во взрослый хоккей болезненный и часто происходит с большими потерями. Игрок может на детском и юношеском уровне выступать прекрасно, подавать большие надежды, но это переход, когда меняется все понимание хоккея, цена ответственности, коллектив. Нужно, чтобы хоккеисты приспособились к этим взрослым, мужским, условиям с абсолютно новыми требованиями. Цена ответственности за тактические, технические моменты возрастает в разы, ошибок здесь уже не прощают.
 
Поэтому группа 1994 года рождения отправлена в Смоленск как раз для того, чтобы адаптироваться к взрослому хоккею. Какой-то процент обязательно отсеется, кто-то не выдержит конкуренции. Процесс обучения, конечно, продолжается, но он уже идет на основе сформировавшихся навыков. Мы здесь не учим азам, а занимаемся шлифовкой, чтобы ребята заматерели. Что касается юношей 1996 года, то они еще могут играть в МХЛ, а в Смоленск приехали, скажем так, понюхать пороху. В любой момент можем вернуть их в молодежную лигу.
 
- В составе, по вашим словам, будет несколько «дядек». Какое соотношение молодежи и опытных хоккеистов является оптимальным?
 
- Это зависит от многих факторов. Опытные хоккеисты должны соответствовать не только по игровым критериям, но и по бытовым. Им придется заниматься и воспитательной работой, они должны активно участвовать в тренировочном процессе. В идеале такой человек должен быть на каждой позиции: центральный нападающий, защитник. Они определяют атмосферу в раздевалке, работу на тренировке, кроме того, должны уметь в ключевые моменты взять игру на себя. Молодежь все-таки не всегда психологически устойчива. Есть четыре-пять кандидатур, но не каждый возрастной игрок подойдет под все эти критерии и не каждый хочет заниматься воспитательной работой. Мы это делаем не для того, чтобы продлить их спортивный век, а чтобы реально усилить команду.
По информации портала "Рабочий путь".